#Алекс Бриггс

Механик Росси назвал 10 самых значимых эпизодов карьеры #46 в MotoGP

Алекс Бриггс

Механики бригады #46 могли бы работать учителями истории MotoGP, если бы такая профессия существовала. У Валентино Росси в Monster Energy Yamaha MotoGP трудятся несколько человек, заставшие прошлую 2-тактную 500-кубовую эру за годы до того, как их заменил 990-кубовый 4-тактный MotoGP. Они многое повидали и о многом могут рассказать из первых рук.

Австралийский механик Алекс Бриггс пришел в чемпионат кольцевых прототипов из мира мотокросса, где сам был гонщиком и позднее крутил гайки на грунтовых байках. Билетом в Гран-При для Алекса стало предложение прийти в 1993 году в заводскую команду Rothmans Honda (будущую Repsol Honda), к дебютирующему Дэрилу Битти. В 1994-м Бриггса перевели к Мику Дуэну. Вместе они добыли 5 титулов GP500.

В бригаде Могучего Мика собрался костяк кудесников мира гаечных ключей, которые до сих пор трудятся у Росси, получившим их в наследство в конце 1999-го: австралийцы Алекс Бриггс и Гэри Коулмен, и бельгиец Бернар Ансьё. Когда Доктор пришел в Yamaha в 2004-м, к ним присоединился новозеландский механик Брент Стивенс и итальянский телеметрист Маттео Фламини. Эта великолепная пятёрка и поныне настраивает мотоцикл Росси.

Осенью 2016-го в бригаду #46 из Ducati перешел американский механик Марк Элдер (уже работавший с Росси в 2-летний период Ducati), а осенью 2019 года бригаду возглавил Давид Муньос — шеф-механик из коллектива Sky Racing VR46, сменивший Сильвано Гальбусера (теперь Сильвано — шеф-механик тест-пилота Хорхе Лоренсо).

Среди ныне работающих механиков в MotoGP Бриггс и Ансьё не знают себе равных по достижениям, ведь они выиграли 12 титулов — 5 с Дуэном и 7 и с Росси. Для мотогонщика-ветерана 2020-й — это 24 год в Гран-При, для пары механиков-ветеранов — 27-й. Не счесть, сколько за эти годы накоплено интересных рассказов о событиях чемпионата. Обозреватель MotoGP Мэт Оксли попросил Бриггса назвать 10 самых значимых эпизодов, и вот что услышал.

2000 — 2001 в заводском спутнике Nastro Azzurro Honda. Росси и Бьяджи возглавляют битву Honda и Yamaha на закате 500-кубовой эры:

Думаю, Валентино любил пятисотки. Я знаю, что любил. Думаю, они были великолепны, я их любил. Хотелось бы посмотреть, где теперь были бы 500-кубовые 2-такты! Я вообще не видел нужды в 4-тактах, но некоторые видели. Я знаю одно: они нагревались гораздо сильнее 2-тактов, так что я вечно обжигаюсь, даже в перчатках. По сравнению с ними 2-такты холодные. Пятисотка ни разу не обожгла меня.

Эта штука, «Валентино против Макса Бьяджи», была хороша. Валентино обычно не мотивирует личная неприязнь или другой ездок. Он наслаждается быстрой ездой — вот в чём его наслаждение от гонок.

То, что происходило с Бьяджи в 2001-м, было немного в стиле Мика Дуэна: «Я побью его из мести!». Помню Сузуку, когда из-за Бьяджи он съехал с трека. Затем Валентино обошел его и показал палец. Здорово было!

2002 — 2003: 2 сладких чемпионских сезона с Repsol Honda. 5-цилиндровая Honda RC211V, выросшая из прославленной NSR500, была на шаг впереди соперников в новой 4-тактной эре и по динамике, и по удобству вождения. В 2002 году 3 мотоцикла в глав-4 были RC211V, в 2003-м — 3 в глав-3. Доктор продолжил доминировать в MotoGP:

Как-то это плохо — говорить, что было легко. Потому что мне как механику легко работалось с RC211V. Трудно точно узнать, каково было Валентино, но может, он тоже ощущал лёгкость.

В эти дни мы всё время пытаемся найти в байке еще чуть-чуть, так что переставляем компоненты подвески, меняем пружины на каждой сессии, и прочее. Меняем то, меняем это, полмиллиметра тут и там. Просто стараемся что-нибудь найти.

Тогда нам не надо было искать, так что мы и не смотрели. В 2002-м мы приезжали на некоторые гонки, даже не меняя ни единой настройки в подвеске или геометрии. Мощность была такой ровной и такой приятной, что ездок мог контролировать, каким будет ход подвески. Тут он просто чуть вежливее тормозил, и вилку не пробивало.

2003: завершение 4-летнего отрезка с Honda. Росси покинул команду чемпионом, вся бригада ушла вместе с ним в Yamaha:

По-моему, впервые мы узнали о сделке «Ямахи» в Португалии. В Мотеги было типа: «Что с нами будет, мы тоже собираемся?». Я хотел остаться с Валентино, и хотел остаться с ДБ [Джереми Бёрджессом], потому что я еще не всему у него научился, чему хотел.

Помню «незаконную» встречу на автостоянке Филлип-Айленда, про зарплаты, обо всём, что и как будет работать. Это правда будоражило. В итоге мне, ДБ, Бернару и Гэри оставалось уйти в «Ямаху».

2004: излечение Yamaha. Компания из Иваты не выигрывала GP500 с 1992 года. На излёте 500-кубовой эры из YZR500 получился побеждающий мотоцикл: в 2000-м марка завоевала кубок конструкторов, в 2001-м Макс Бьяджи стал вице-чемпионом. К встрече эры MotoGP Yamaha была готова меньше Honda. Бьяджи стал вице-чемпионом 2002 года на новом YZR-M1, но на следующий год без него лучшим результатом Yamaha стало 7 место Карлоса Чека. Команде Росси предстояло много работы. В итоге, труды принесли ему титул 2004 года:

У нас были правда большие проблемы, и несколько мы пригвоздили сразу же на первых тестах в Сепанге.

Передняя шина всё время блокировалась. Ездоки иногда блокируют перед, и когда они замечают, отпускают тормоз. Но Валентино блокировал передок и задок «Ямахи», и чувствовал, что чем сильнее выжимает тормоз, тем сильнее открывается двигатель. То есть он играл с дросселем и тормозом, и думал: «Всё не так. Что тут происходит!?».

Вот как работают системы торможения двигателем: когда заднее колесо блокируется, двигатель старается остановить эту блокировку, открывая дроссель и наращивая обороты, чтобы байк не заходил юзом в поворот. Но у «Ямахи» двигатель открывался, когда блокировалось переднее колесо! Вот тогда мы и осознали, почему так много ребят «Ямахи» разбивались, теряя перед: ездок делал обратное тому, что надо было, и снова падал на лицо.

Другую большую проблему мы нашли, когда Валентино сказал: «Я не могу заправлять байк в поворот, у меня правда болит внутренняя часть колена, потому что заставляю его поворачивать». Всё указывало на завышение байка, так что мы завысили байк на 15 мм — огромная разница, — и всех просто вынесло!

Это всё изменило: байк лучше поворачивал, а перед перестал так часто блокироваться, потому что центр тяжести был слишком низко. Так что когда мы завысили, на тормоза стало больше переходить, то есть перед немного вдавливался в асфальт, а не просто давил на сам байк.

За 2004-й мы сделали много улучшений в байке, а Валентино, наверное, ездил как никогда хорошо.

Проигрыш чемпионата в 2006-м. После 5 чемпионств подряд Росси пережил первый неудачный год. Развитие шасси М1 пошло в неверном направлении, байк страдал от ненадёжности. После 5 первых гонок 2006-го Доктор был на 8 чемпионатном месте в 43 баллах от Ники Хэйдена из Repsol Honda. Он успел обогнать американца и прибыл лидером зачёта на финал в Валенсии. В той гонке Росси допустил аварию и закончил 13-м, корона досталась Хэйдену:

В 2006-м мы затруднялись. У нас была правда скверная болтанка [чаттер]. [Старший инженер Yamaha Motor Racing] Масао Фурусава подкинул несколько способов поправить её, но ничего не работало, так что в Ле-Мане мы вернулись на шасси-2005. Валентино немедленно здорово поехал, и вёл гонку на целые мили. Затем сломался двигатель.

На предыдущей гонке у нас ушла передняя шина. Валентино заехал во время гонки и сказал, начались какие-то вибрации, так что мы поменяли заднюю. Когда он покинул питы, мы увидели огромную дыру в передней шине, которую закрывал брызговик. Мы подумали: нет!

Через несколько гонок на Лагуне у нас сломался [топливный] шланг. Но даже если бы трубка не сломалась, мы не думали, что закончим гонку, потому что погода была правда-правда жаркой, и когда топлива стало правда мало, в насосе пошла кавитация.

Когда мы проиграли чемпионат в Валенсии, не могу припомнить, что б у меня было расстройство или депрессия. Я никогда не думаю о чемпионате, я думаю только о дне. Мы знали, что были достаточно хороши для победы, так что просто подумали: мы выиграем в следующий раз.

Годом позже Росси проиграл еще один чемпионат, теперь пилоту Ducati Marlboro Кейси Стоунеру. А так же отдал 2 позицию Дани Педросе из Repsol Honda. В 2008-м итальянец продолжил оттуда, где остановился в 2005-м — снова выиграл MotoGP. Бриггс называет ГП США на Лагуна Секе поворотным моментом битвы Стоунера и Росси. Итальянец остановил австралийца после 3 побед подряд, и впервые выиграл гонку на холмистом калифорнийском треке. Успех имел важное значение:

В 2007-м нас побили. Мы даже не стали вторыми. Но я ненавижу приходить вторым, потому что второе место — это когда у тебя почти получилось, но когда ты третий-четвёртый, ты знаешь — тебя побили.

На Лагуна Секе в 2008-м Кейси пинал по нашим задницам на каждой отдельной сессии, так что и мозговать не надо: он собирается выиграть гонку. В общем, ДБ и Валентино составили план. ДБ сказал, что единственный способ его остановить — это если ты впереди. Не дай ему даже круга провести перед тобой, потому что если он его проедет, ты его уже ни разу не увидишь. Так что тебе просто надо торчать перед ним, торчать перед ним, торчать перед ним, чтобы он не смог и круга себе собрать.

Та штука в Штопоре была просто еще одной дикой попыткой остановить победы Кейси. Я уверен, Валентино думал: «Если я дам ему тут пройти и не появлюсь перед ним, он выиграет».

Лагуна была психологической точкой того чемпионата. Валентино обычно черпает мотивацию в гараже, как большинство ездоков. Команде очень трудно «накачать» ездока. Обычно наоборот. Если ездок счастлив, это преумножает, а если он подавлен, обычно вокруг него не получается сплотиться.

В 2009-м новым большим соперником Росси стал его сосед по гаражу FIAT Yamaha — Хорхе Лоренсо. После Лагуны-2008 Каталония-2009 стала новым «посланием» Доктора, насколько серьёзно его желание выиграть чемпионат. Пара Yamaha шла наравне до самого финиша, преимущество переходило от одного к другому и обратно. Последнее слово осталось за итальянцем: в последнем правом вираже он поднырнул под испанца и перекрыл его траекторию выхода. Это было верное решение, Лоренсо отстал всего на 0,095 секунды:

Наличие конкурентного напарника всегда делает тебя быстрее. В то время мы ощущали, что угроза от Хорхе правда настоящая, и вероятно, мы спрашивали: пик Валентино позади? После выигрыша той гонки мы знали, он еще может.

Хорхе был архиврагом. В той точке он был «Бьяджи». Валентино проехал потрясающую гонку, а тот манёвр в последнем повороте был просчитан. Он принял решение перейти на пониженную передачу, чтобы можно было пройти Хорхе изнутри. Там обычно не переключаются вниз, потому что это повредит скорости на прямой, но на последнем круге это было хорошо, чтобы пройти Хорхе изнутри, и первым добраться до финишной черты.

2011 и 2012 — 2 упадочных сезона с Ducati Team. Росси пришел в команду, оставленную Кейси Стоунером. После 2007 года Стоунер не боролся за чемпионат, хотя продолжал выигрывать Гран-При на Desmosedici. Как, бригада #46 не понимала. Все её предложения по улучшению мотоцикла ни на что не влияли. Доктора отбросило из призовой зоны. За 2 сезона он собрал всего 3 подиума. Мучений с Ducati было много, и они не окупились:

На первых послесезонных тестах в Валенсии в ноябре 2010-го Валентино был травмирован, но он был вполне хорош, чтобы оценить байк. Так что он сделал несколько кругов, и мы поставили ручки и остальное так, как ему нравилось.

Затем он сделал еще круги, и дал нам комментарии, так что мы подогнали байк так, как делают, чтобы разобраться с этими комментариями. Это была стандартная подгонка, но от неё не было эффекта. Так что мы нарастили объём подгонок и вышли за диапазон, думая, что это сработает, но почти всё не делало того, чего мы ожидали.

Весь год было то же самое, и со всеми поставленными новыми частями. Мы поменяли так много вещей, а байк в целом остался таким же. У него как будто было «онемение» перед настройками. С ним вот так, и всё. Мы не смогли его улучшить. Непонятно, почему.

В 2012-м «Дукати» перешла на более традиционное [алюминиевое] шасси, но у нас были те же старые проблемы. Казалось, правда ничего не работает. Так продолжалось и продолжалось. Да, теперь мы на верном пути, но тогда — нет, это был совсем не верный путь.

В «Дукати» так много хороших людей, но думаю, им следует поставить кофеварку посреди мастерской, чтоб инженеры могли все вместе разговаривать. Казалось, до этого не дойдёт. У них были те же проблемы, которые разваливали большинство гоночных команд — эго, гордость и политика. Когда в гоночной команде дела идут правда хорошо, оказывается, что время есть на весь персонал.

2013 — 2015: путь от блеклого возвращения в Yamaha до битвы за титул. В 2015 году Росси проиграл чемпионство напарнику Лоренсо, когда «отвлёкся» на конфликт с Марком Маркесом на ГП Малайзии. Это были длинные процессы, объясняет Бриггс. Сначала Валентино нужно было выкинуть из головы привычки времён Ducati, затем — злость от проигрыша в 2015-м. И то, и другое далось с трудом:

Хорошо было снова попробовать с «Ямахой». Нам в головы закрадывались крохотные сомнения: насколько большой ущерб мы нанесли ездоку? Насколько он сейчас хорош? Потому что мы «не видели» Валентино 2 года.

Когда ДБ ушел в конце 2013-го, я как будто потерял механика-отца. Наверное, Валентино думал, что раньше станет быстрым, но я думаю, у него ушел минимум год, чтобы у него во рту пропал привкус «Дукати».

2014-й был хорош, мы взяли 2 победы и финишировали вторыми. В конце концов, ушло 2 года, чтобы избавиться от привкуса «Дукати», потому что 2015-й был годом, когда мы почти выиграли. Я думал, Валентино выиграет титул в том году. Я думал, мы были достаточно хороши.

То, что случилось в конце сезона, было ужасно. Мы просто покатили дальше, ты просто катишь дальше. C Сепанга до конца сезона было так много «электричества», и оно еще было в следующем году. Всё это электричество у тебя в голове, то, это… Он это ненавидит, и он сделал это нарочно. От этого устаёшь.

После 2015 года карьера Росси стала остывать. За 2016 — 2017 годы он выиграл 3 гонки, не борясь за чемпионство. Ни в 2018-м, ни в 2019-м побед уже не было. Yamaha «проспала» смену технической эпохи, когда в MotoGP пришли моношины Michelin и универсальная электроника Magneti Marelli. Победы начали делить Honda и Ducati, тогда как Yamaha доставались крохи. Росси и сам попал в яму. В 2019 году он впервые в карьере проиграл 2 коллегам по марке — Маверику Виньялесу и Фабио Квартараро. Лучшие годы карьеры определённо позади:

Когда Yamaha по ходу 2016-го стала не очень, это типа почему? «Дукати» была хороша, потому что единый софт — это софт, которым они всегда пользовались, так что они явно знали, как он работает. Затем «Хонда» наняла несколько ребят из Magneti Marelli. Но с нашей стороны никто не думал, что нам надо было так делать.

Сейчас шины стали более крупной частью MotoGP. Некоторые говорят, у нас проблемы, потому что на нашем байке задняя шина слишком нагревается. Если у нас большой, длинный правый, за которым идёт еще один правый, шине не хватает времени [остыть] на второй правый, поэтому тот поворот — катастрофа.

В нашей команде до сих пор 2 мыслительные школы о том, сколько веса, сколько злоупотребления должна выносить задняя шина. Не переносить туда большой вес и быть с ней вежливым, или грузить её, чтобы перестала буксовать? Я в «грузовой» группе, потому что, по-моему, если ты вежлив с буксующей шиной, температура её поверхности растёт, но если её утяжелить, то температура растёт у каркаса.

Последние несколько лет одно и то же: то мы хороши, то мы так себе. И все продолжают говорить о возрасте ездока. Он еще вполне быстр, но ему уже не 20. Как будто ходишь на аттракцион с горками в 20 и тебе весело, потом идёшь на те же горки со своими детьми 20 лет спустя, и выдаёшь: едрёна мать!

Валентино еще способен выигрывать гонки, и я разочарован, что мы какое-то время ничего не выигрываем. Последний раз ему следовало выиграть на COTA [на ГП Америк 2019], и нам следовало выиграть в Малайзии в предыдущий год. Он бы выиграл ту гонку, если б в том году 4 — 5 раз посостязался [за победу].

Читать полностью

Сообщить о проблеме






Источники изображений